суббота, 31 октября 2015 г.

По «темному царству» поход в Музей, где зрячие чувствуют себя слепыми Илья БРУШТЕЙН



С 2005 года в немецком городе Франкфурт-на-Майне работает музей с необычным названием – «Диалог в темноте». Зрячие посетители этого учреждения должны почувствовать себя слепыми, постичь мир инвалидов по зрению.
Как это – не видеть мир вокруг
Они готовы постигать новый для себя мир.Первый музей для слепых был открыт в 2000 году в Гамбурге. Организатор обоих проектов – зрячий немецкий ученый, специалист по социальной и психологической реабилитации инвалидов Андреас Хайнеке. «Фишка» Хайнеке состоит в погружении посетителей в темноту. Причем речь идет именно об абсолютной темноте. Ни один луч света не должен проникать в экспозиционный зал. Зрячие люди редко сталкиваются с полной темнотой. Это ощущение является для них новым и необычным. Немецкий исследователь пришел к выводу, что именно погружение во тьму поможет понять жизнь людей, лишенных зрения.
Что же представляет собой франкфуртский музей? Учреждение имеет сразу двух директоров. Это Клара Клетцка и Матиас Шефер. Обычно у каждой организации есть один руководитель. А как управлять музейным хозяйством вдвоем? И почему возникла такая ситуация?
– Музей призван в первую очередь способствовать диалогу, взаимопониманию между слепыми и зрячими. В этом плане наш «руководящий тандем» является хорошим примером: госпожа Клетцка – зрячая, я – незрячий с рождения, – рассказывает Матиас Шефер. – Все принципиальные решения, связанные с концепцией музея и его развитием, мы принимаем вместе. Но я занимаюсь в основном внутренним управлением и работой с персоналом, а госпожа Клетцка – финансами и внешними связями.
Кромешная тьма гарантирована
«Добро пожаловать! В нашем музее вы гарантированно ничего не увидите», – сказано в одной из рекламных брошюр. И это действительно так. В музее нельзя ничего увидеть, зато можно много понять и почувствовать. Общая площадь экспозиции составляет около пятисот квадратных метров и состоит из шести залов.
Индивидуальное посещение здесь не предусмотрено. Необходимо присоединиться к коллективной экскурсии или заказать персональный тур. «В 2011 году нашими гостями стали более 80 000 человек. А всего с момента открытия в 2005 году здесь побывали 440 000 посетителей. Около пятнадцати процентов всех экскурсантов приходят к нам неоднократно. Настоящие фанаты!» – с гордостью подчеркивает Матиас Шефер.
Перед началом тура гостей предупреждают о необходимости соблюдать режим абсолютной темноты. Им раздают белые трости и предлагают следовать за экскурсоводом. Все 13 штатных гидов – инвалиды по зрению. Кроме того, еще около двадцати незрячих и слабовидящих людей работают по временным контрактам. Стоимость посещения и экскурсионного обслуживания здесь вполне доступная: от 10,50 до 17,50 евро за полуторачасовую экскурсию по «темному царству». В группе – максимум 8 человек, чтобы гид мог каждому уделить внимание.
Незримые открытия
Матиас Шефер любезно пригласил меня на индивидуальную экскурсию. При входе в первый зал мы попали... в парк. Мы шли по усыпанным гравием дорожкам, прикасались к могучим стволам вековых дубов, присели на скамейку, перешли по висячему мосту через бурлящий ручей. Слышалось пение птиц. Нас обдувал теплый летний ветерок. Начал накрапывать дождик. Ощущения просто непередаваемые. Трудно было поверить, что мы находимся в музейном помещении, а не на свежем воздухе!
После прогулки по парку мы оказались на городской улице. Под ногами чувствовалась брусчатка исторической части города. В нос ударил неприятный запах автомобильной гари. «Посмотрите налево! А вот и памятник Гете! Вы его видите?» – серьезным голосом спросил мой гид. «Матиас, вы шутите! Конечно же, я ничего не вижу, мы ведь находимся в кромешной тьме».
– Теперь вам будет легче понять, какие чувства испытывают незрячие люди, – констатирует мой сопровождающий. – Нам говорят: направо – церковь, слева – обувной магазин, а впереди начали строительство и перекрыли дорогу. Мы не можем это проверить. Мы должны верить вам, зрячим, рассчитывать на вашу помощь и содействие. Конечно, вы нам помогаете. Спасибо вам за это! Но постоянно зависеть от помощи других людей очень тяжело. В нашем музее во время экскурсии происходит удивительное перерождение: зрячие становятся слепыми, а слепые – зрячими. А самое главное – именно слепые становятся поводырями для зрячих, знакомят с незримым миром.
Читают руки
Музей придерживается принципа: никаких копий и муляжей. Все должно быть настоящее! Поэтому в его залах представлены настоящие стволы деревьев и кустарники, натуральная трава.
Во время прогулки посетитель прикасается к настоящим автомобилям, мотоциклам и велосипедам. Он ощущает руками стены домов (кирпичная и бетонная кладка выполнена в соответствии со всеми строительными нормативами), пытается с помощью поводыря войти в подъезд дома.
В одном из залов Матиас предлагает мне снять деньги с банкомата. Как он здесь работает? Я же ничего не вижу! Прежний опыт почему-то совсем не помогает.
– Конечно, слепой человек может научиться пользоваться банкоматом. Но перед нами типичный пример недружественной, даже враждебной к незрячим, техники, – поясняет Матиас Шефер. – Таких примеров в современном мире очень много. У банкоматов отсутствует звуковое сопровождение. Их поверхности не оборудованы брайлевскими обозначениями. Сотрудники финансовых учреждений нередко безграмотны в сфере взаимодействия с инвалидами. Незрячих клиентов они порой отказываются обслуживать и просят прийти на прием в сопровождении. Вот в таком мире мы живем. И когда здоровый человек в нашем музее в полной тьме пытается справиться с банкоматом, он тоже оказывается в положении слепого.
Хиты для глухих
Один из залов – музыкальный. Предлагается лечь на пол и прислушаться к звукам, а самое главное – к вибрации поверхности пола. Транслируются и классические мелодии, и современные хиты, и медитативные композиции. Здесь зрячие люди могут понять, какое значение имеет мир звуков для инвалидов по зрению.
Впрочем, зал создавался не только для зрячих и слышащих посетителей:
– В первую очередь он предназначен для инвалидов по слуху, – делится Матиас Шефер. – Глухие люди не могут воспринимать звуки, но они всем телом чутко ловят любые колебания. Поэтому зал оборудован специальным вибрационным полом, который изготовлен в соответствии с рекомендациями сурдологов.
Для инвалидов по слуху музей проводит специальные экскурсии с индивидуальными сурдопереводчиками, которые в абсолютной темноте выстукивают, «выводят» на ладонях привычный язык жестов.
Прогулка по реке
Полтора часа экскурсии протекают в мгновение ока. В каждом зале ожидают новые открытия. Вот мы заходим на рынок. Разложены овощи, фрукты, зелень. Их, конечно же, можно трогать руками, но осторожно, чтобы не вызвать гнев продавца. Экскурсовод объясняет, что незрячему человеку на рынке или в магазине нелегко выбрать качественный товар. Приходится доверяться продавцу или советам других покупателей.
Еще в одном зале можно совершить... водную прогулку на кораблике по реке Майн. Гости заходят на борт, ощущают легкую качку, слышат гул мотора, чувствуют влажное «дыхание» реки. Создатели музея подготовили экспозицию с огромной любовью к деталям и с использованием самых современных технических средств. Во время прогулки экскурсовод рассказывает о красотах Франкфурта-на-Майне, которые можно «увидеть» за бортом. На самом деле увидеть, разумеется, ничего невозможно. В «водном зале» царит такая же кромешная тьма, как и в других помещениях. Но экскурсовод все равно ровным голосом продолжает вещать: «Посмотрите налево! Посмотрите направо! Спереди вы видите то-то... Сбоку перед вашими глазами проносится... Если повернуть голову, то можно увидеть...»
– Существует такой научный термин – «визуально ориентированное общество». Это понятие обозначает общество, созданное зрячими и для удобства зрячих, учитывающее их интересы, желания и потребности. Наш музей – это попытка рассказать зрячим людям, как ощущают себя инвалиды по зрению в «визуально ориентированном» мире, – терпеливо объясняет Матиас Шефер.
Готовность к диалогу
Большинство людей отмечают, что в темноте мир воспринимается по-другому. Кто-то задумывается о том, что внешняя красота все-таки не является в человеке главной. В темноте ее все равно нельзя рассмотреть! Гораздо важнее внутренние качества. У кого-то возникает мысль, что поход в музей может стать профилактикой расизма и национализма. Ведь в полной тьме африканца не отличишь от европейца или китайца. Некоторые посетители обращают внимание, что в «мире тьмы» особенно важно научиться четко высказывать свою позицию, свое мнение по различным вопросам. Тот, кто молчит, не только ничего не видит, но и сам становится невидимым, растворяется в темноте...
Снова очутившись в освещенном помещении, экскурсанты задумываются над названием музея – «Диалог в темноте». Это название относится не только к диалогу между слепыми и зрячими. Мы все – люди. И постоянно призваны находиться в диалоге: между мужчинами и женщинами, между молодыми и старыми, между коренными жителями и приезжими, между начальниками и подчиненными... Посещение музея помогает настроиться на этот диалог, быть к нему готовым.
(Источник – газета «Санкт-Петербургские Ведомости», Выпуск № 019 от 03.02.2012)
Благодарим Юлию Семенову за предоставленный материал.

Потерявший зрение первоуралец стал массажистом, кондитером и певцом



Судьба первоуральца Алима Сулейманова — ещё одно доказательство тому, что варианты есть всегда. Он начал терять зрение в подростковом возрасте, но это не помешало ему получить два образования — кондитера и массажиста. Алим уже 23 года работает медбратом по массажу на Первоуральском динасовом заводе, печёт торты и занимается вокалом.
Зрение у Алима начало стремительно падать ещё в средней школе. Но посещая занятия в учебно-производственном комбинате, юноша твёрдо решил стать поваром-кондитером и после десятого класса поступил в торгово-кулинарное училище. После его окончания работал в заводской столовой. Но потом решил, что одной профессии ему мало — и поступил в Свердловский областной медицинский колледж на массажиста.
— Ребятам со слабым зрением лучше сразу осваивать профессии, рекомендованные Всероссийским обществом слепых: даже при полной его потере специалист не пропадёт, — советует Алим. — У нас было две группы — слабовидящие и незрячие: учились по специальной «кисловодской методике» — именно в Кисловодске была открыта первая школа массажистов для людей с инвалидностью по зрению.
Лекции Алим запоминал на слух или искал в библиотеке при обществе слепых. Готовиться к экзаменам помогали родные. Во время практики Алим делал массаж и пациентам городской и областной больниц, и ветеранам войн в госпитале на Широкой Речке в Екатеринбурге, и ребятам с детским церебральным параличом в реабилитационном центре.
По окончании училища Алим устроился работать массажистом на Первоуральский динасовый завод. Герой признаётся: после такой разнообразной практики определить, где именно болит спина у пациента, можно на раз-два.
— За 23 года я ни разу не пожалел о выбранной профессии, — признаётся Алим. Пациенты как на подбор — общительные и весёлые, и сеансы массажа проходят незаметно: в день на массаж приходят до 30 человек.
О специальности повара-кондитера Алим теперь вспоминает только по выходным. Делать кулинарные шедевры на заказ — не хватает времени, а вот торты для родных и друзей печёт с удовольствием. Чаще готовит на ощупь по проверенным советским рецептам, иногда добавляя в них фирменные «изюминки».
— В магазинных тортах много химии: суфле — из порошка, разбавленного водой, сливки — с пальмовым маслом и модифицированным крахмалом. Мой секрет — в тщательном выборе продуктов. Доверяю интуиции, но не всегда получается найти самое лучшее. Недавно купил сливочное масло для крема, а оно «поплыло», — рассказывает Алим.
А ещё в свободное время Алим пишет стихи и занимается вокалом. В прошлом году он стал призёром областного фестиваля творчества инвалидов «Искусство дарует радость» в номинации «Вокал», а сейчас готовит номер к очередному заводскому фестивалю творчества.
— Потеря зрения пугает только сначала, — подытоживает Алим. — Спасает то, что я хорошо запомнил место, где живу: мне в посёлке Динас знакома каждая кочка, а вот в центр Первоуральска езжу с сопровождением. Городская среда мало приспособлена для людей с проблемами зрения: единственный светофор со звуковым сигналом работает возле Дворца культуры.
Источник: http://www.oblgazeta.ru/zemstva/24185/

вторник, 27 октября 2015 г.

Выставка творческих работ инвалидов в Омске



Социальное движение "Омск. Доступная среда" во время акции "Белая трость" начали активную работу по подготовке к выставке творческих работ инвалидов, которая откроется в Омске 3 декабря 2015 года, во Всемирный День инвалидов. На выставке будут представлены творческие работы инвалидов - фотографии, рисунки, компьютерная графика, вышивка, плетение, авторская кукла, резьба по дереву и т.д. По окончанию выставки будет проведён благотворительный аукцион. Куратор выставки - Борис Мельников, инвалид 1-ой группы по зрению, координатор социального движения "Омск. Доступная среда".
Благодарим Бориса Мельникова за предоставленный материал.

Незрячие под парусами



25 августа 2015
Подходит к концу очередная экспедиция «Паруса духа» – путешествие по морю на яхте с участием инвалидов.
Экспедиции «Паруса духа» проводятся каждое лето начиная с 2011 года. Нынче путешественники отправились в плавание по Средиземному морю и посетили с гуманитарной миссией Турцию, Северный Кипр и Израиль. Основная цель – развитие международного инклюзивного взаимодействия. На яхте постоянно присутствовало 3–4 инвалида и столько же здоровых людей, в том числе – профессиональных яхтсменов. Кроме того, плавание стало подготовкой к кругосветному путешествию на яхте с участием инвалидов, старт которому, скорее всего, будет дан уже в этом году.
Активным участником проекта «Паруса духа» уже не первый год является Михаил Войцеховский – незрячий массажист из Екатеринбурга. Его морская экспедиция длилась с 4 по 21 августа (официально всё путешествие длится месяц – с 28 июля по 28 августа).
– Организаторы специально для всех желающих определили сроки участия в экспедиции, потому как на яхте одновременно могут плыть всего семь человек, а хочется, чтобы как можно больше инвалидов могли поучаствовать, испытать себя, побывать в других странах, – рассказал «ОГ» Михаил Войцеховский.
Путешественники были готовы к непогоде, к борьбе со стихией, но… почти всё время на море был штиль. Правда, при высокой температуре и влажности такая погода тоже становится нелёгким испытанием.
В плавании участвовали в основном незрячие и слабовидящие из разных городов России (Екатеринбург, Москва, Таганрог, Санкт-Петербург), а также из других стран, например, Латвии и Франции. У организаторов были попытки привлечь и общество глухонемых, но пока безуспешно. Что касается инвалидов-колясочников, то яхта просто не приспособлена к длительному путешествию человека на кресле-коляске, хотя, по словам Михаила, в Турции и Израиле они устраивали непродолжительные морские прогулки и для таких людей.
Доброжелательность и открытость по отношению к людям с особенностями здоровья – это то, что больше всего запомнилось Михаилу после общения с жителями стран, куда путешественники заходили во время плавания. Даже в сложных ситуациях, например, при прохождении таможни в Турции (местные таможенники не говорят на английском), всегда находились люди, готовые помочь.
Источник: http://www.oblgaze

понедельник, 26 октября 2015 г.

Незрячий человек впервые в истории стал послом



Несмотря на проблемы со зрением, учитель, журналист и обладатель степени магистра международных отношений Педро Рейнальдо Санчес принес присягу и приступил к исполнению обязанностей посла Парагвая в Доминиканской Республике и по совместительству в Гаити. Это первый в истории случай назначения послом незрячего человека...
Подробнее: http://ресурсдобра.рф/…/%D0%BD%D0%B5%D0%B7%D1%…
Благодарим Tata Leta за предоставленный материал.

Инклюзивное образование на Западе



Самыми социально развитыми среди европейских стран директор ФГНУ «Институт коррекционной педагогики» профессор Николай Малофеев называет скандинавские страны: «В Дании с 1950-х годов все студенты, получающие педагогическую профессию, в обязательном порядке проходили краткое ознакомление с проблемами обучения детей с особыми образовательными потребностями. Учителя заранее знали, что делать, если в классе оказывался “нестандартный” ученик, как помочь ему, как разговаривать с его родителями, к какому специалисту порекомендовать им обратиться». В других европейских странах политика интегрированного обучения инвалидов началась в конце 1970-х, в 1980-е годы. По свидетельству Николая Малофеева, «широкому внедрению инклюзивного образования предшествовала длительная и кропотливая работа, создавалась инфраструктура, готовились кадры. На протяжении вот уже 30 лет СМИ и киноиндустрия целенаправленно формируют толерантное отношение со стороны населения к инвалидам – детям и взрослым».
В Италии в 1977 году были приняты первые нормативные акты, регулирующие инклюзивное образование: максимальное количество детей в классе – 20 человек, детей-инвалидов от общего количества – 2 учащихся, классы, которые до этого были специализированными для инвалидов, упразднялись, а педагоги-дефектологи, работавшие в таких классах, отныне объединялись с обычными учителями, оба педагога взаимодействовали со всеми детьми в классе. Все специализированные учреждения были разом закрыты во всей стране, дети-инвалиды были включены в жизнь общества, но по оценкам экспертов, качество их образования пострадало. В 1992 году был принят новый закон, по которым во главу угла ставилась не только социализация, но и образование особых детей. К 2005 году более 90% итальянских детей-инвалидов обучались в обычных школах.
В Великобритании инклюзивное образование стало частью национальной образовательной программы в 1978 году. Именно тогда было введено словосочетание «специальные образовательные потребности», это не было равно понятию «инвалидность», и было признано на государственном уровне, что эти «потребности» могут осуществляться в большинстве случаев на базе общеобразовательной школы. В 1981 году был принят закон об образовании лиц с особыми образовательными потребностями и с инвалидностью.
Если раньше, в зависимости от заболевания ребенка, он направлялся в одну из специализированных школ в зависимости от одного из 11 видов «нарушения», то теперь специальные образовательные потребности определялись не потому, какое заболевание было у ребенка. Группа специалистов, – педагоги, психологи, социальные работники – изучали внешние условия жизни ребенка, его окружение. Этот закон в области образования законодательно закрепил в Британии переход от «медицинской» модели понимания инвалидности к социальной модели.
В 1994 году были созданы специальные независимые суды (Special Educational Needs Tribunal – SEN Tribunal) для рассмотрения конфликтных вопросов между родителями и местными управлениями образования по процедуре определения и содержанию специальных образовательных потребностей или при несогласии с выбором места обучения ребенка той или иной стороной. Год спустя был принят Акт против дискриминации по признаку инвалидности.
К ХХI веку британское законодательство регламентирует:
• как, каким образом принимается решение о месте обучения ребенка с особыми образовательными потребностями,
• какое значение в принятии этого решения играет выбор родителей,
• каким образом будет обеспечена дополнительная поддержка,
• как будет проводиться оценка результатов обучения.
К 2008 году более 1,2 миллиона детей с особыми образовательными потребностями успешно обучаются в общеобразовательных школах, при этом система специализированных школ также существует.
Инклюзивное образование в Испании насчитывает более 40 лет, в 1940 впервые был  официально закреплен в Общем законе об образовании термин «специальное образование», в 1975 году создается самостоятельное учреждение Национальный институт специального образования. В 1978 году испанская конституция устанавливает: «Органы исполнительной власти будут осуществлять политику предупреждения, лечения, реабилитации и интеграции инвалидов с физическими, сенсорными и психическими заболеваниями, нуждающихся в особом внимании и будут специально защищены, чтобы они могли воспользоваться своими правами, которые конституция предоставляет всем гражданам».
В 1985 специальный королевский декрет устанавливает, что инвалиды имеют равные образовательные права по сравнению с обычными людьми, их образование должно «базироваться на общем для всех образовании, всегда имея в виду индивидуальные особенности».
В 1990 году принят закон, который отныне регулирует и определяет специальное образование внутри общего образования, устанавливает включение специального образования в общеобразовательную систему, а также вводит понятие специальных образовательных потребностей. Дети со специальными образовательными потребностями могут быть приняты к обучению как в общеобразовательные школы, так и в специальные. Этот документ также устанавливает, что дети со специальными образовательными потребностями должны включаться в общеобразовательный процесс обучения через адаптацию каждой школьной программы к индивидуальным возможностям любого из учеников. Обучение в специальных школах может иметь место только тогда, когда потребности ученика не могут быть удовлетворены в рамках общеобразовательной школы.
В 2006 году принят закон, который ввел новое понятие «специальные потребности в образовательной поддержке», в которую входят одаренные дети, дети со специальными образовательными потребностями, дети иностранцев, дети, нуждающиеся в образовательной компенсации (например, включившиеся в образовательную систему с опозданием). Ученики со специальными образовательными потребностями имеют помощников (тьюторов).
Но не стоит думать, что инклюзивное образование – это заслуга исключительно западной цивилизации. Среди стран, появившихся после распада Советского Союза, лидером инклюзивного образования стала Армения. По словам специалистов здесь разработаны уникальные программы интеграции детей-инвалидов в школы. Примером успешной инклюзии служит и Азербайджан.
Источник: https://www.miloserdie.ru/article/inklyuzivnoe-obrazovanie-ne-stroitsya-pod-normu/

Викторина «Раздвигая темноту»

Дорогие друзья!

Стартовала II сетевая акция «Белая трость», организованная Ставропольской краевой библиотекой для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского.
Ответьте на вопросы викторины «Раздвигая темноту», узнайте больше о жизни слепых и слабовидящих и получите Диплом участника II сетевой акции «Белая трость»:
https://docs.google.com/forms/d/1Y1HGnl_67osb38Isuu1AisIKqTUgTI6tf6ZA9xNrsFA/edit

Правильные ответы Вы сможете узнать в последний день проведения сетевой акции 13 ноября на блоге «Сетевая акция «Белая трость» 

Собака – проводник слепого




«Сила обаяния собаки заключена в глубине дружбы и крепости духовных уз, которые связали ее с человеком…»
(К. Лоренц)

Попытки использования собак в качестве помощников людей, лишенных зрения, известны с древних времен. Первое документальное подтверждение таких попыток относится к средневековью. Так, например, в Нюрнберге, в церкви святого Себалдуса, имеется настенный рисунок, относящийся к 1465 году, на котором изображен идущий по улице слепой человек в сопровождении собаки.
Сначала в качестве проводников слепых использовались небольшие беспородные собаки, приученные самими слепыми. Они вели за собой человека вдоль дороги по привычным маршрутам, от одного населенного пункта к другому.
Первые научные рекомендации по дрессировке собак — проводников слепых и обучению самих слепых работе с этими собаками были даны в книге известного венского врача-окулиста И. Берна «Глаз» (1813 г.). Там же рассказывается, как уже в 1780 году больные люди из госпиталя для слепых сопровождались по улицам Парижа хорошо выдрессированными собаками.
Однако все эти попытки использования собак — проводников слепых были единичными случаями и не имели дальнейшего распространения. Первую попытку целенаправленного обучения собак для службы в качестве проводников слепых сделал основатель Венского королевского института для слепых И. В. Клейн. Он стремился облегчить положение своих подопечных, занять их полезным трудом. В изданной им в 1819 году «Учебной книге» Клейн обосновал возможность применения собак — проводников слепых, а также кратко изложил правила содержания собак и методику их дрессировки.
В течение последующих почти 100 лет эта книга являлась основным пособием по обучению слепых и дрессировке собак-прводников.
Серьезная подготовка собак-проводников началась после Первой мировой войны, которая оставила после себя множество людей, потерявших зрение, множество искалеченных судеб.
В 20-х годах в Германии создается общество, которое организует и содержит за свой счет в Мюнхене первую школу по подготовке собак-поводырей. Затем такие же школы были организованы в Потсдаме и Ольденбурге. Опыт оказался успешным. И вскоре школы были открыты в Швейцарии, Англии, США. Так, в Швейцарии школа для собак с 1927 года стала готовить собак наряду с другими службами и к использованию их в качестве проводников слепых. Все эти школы содержались на средства различных благотворительных организаций. Некоторые из школ преследовали коммерческие цели и стоимость подготовки собак для слепых была в них весьма высокой.
В России до революции наблюдались лишь единичные случаи использования собак в качестве проводников слепых. Эти сведения зафиксированы в источниках начала XX века. Такие собаки, как правило, завозились из-за границы, отечественных методов их подготовки не существовало. Созданное в 1925 году Всероссийское общество слепых практически не могло в тех условиях заниматься таким сложным делом, как дрессировка собак, да и не считалось это острой необходимостью.
Первые шаги в этом направлении были сделаны в июне 1954 года в Центральной школе военного собаководства. Затем это дело возложили на Центральную школу служебного собаководства Осоавиахима. Через три года ее закрыли, и начатая работа надолго прекратилась.
Лишь 26 мая 1960 года по решению президиума Центрального правления ВОС в Вешняках под Москвой была организована первая и единственная в стране Центральная республиканская школа по подготовке собак-проводников для слепых (ныне Республиканская школа восстановления трудоспособности слепых и подготовки собак-проводников. В 1969 г. школа переехала в поселок Купавна).
С первых же шагов коллективу школы пришлось решать нелегкие задачи: разрабатывать методику дрессировки собак, вести опытную и экспериментальную работу в области выбора пород, дрессировки и содержания животных, устанавливать связи с научно-исследовательскими и общественными организациями с целью изучения опыта служебного собаководства и т. д.
Но у первого директора школы Н. Орехова и его сотрудников было горячее стремление решить сложную проблему — дать незрячему человеку надежного четвероногого помощника и друга. Требовался большой кропотливый труд.
Розыскную службу часто и по праву называют «высшим образованием» служебной собаки, но вершина дрессировки — это все же собака — проводник слепого. От ее каждодневной работы зависит жизнь и безопасность доверившегося ей человека. Для службы незрячим людям отбирают собак определенных пород. Это немецкие овчарки, лабрадоры. Инвалиды по зрению заранее оговаривают породу и пол будущего помощника. В школе следуют их вкусам, отбирают нужных щенков. Возраст собак, с которыми начинают работу по дрессуре, колеблется от 10 месяцев до 2,5 лет.
Ко всем этим разномастным «ученикам и ученицам» школы предъявляют требование — отсутствие в их характере агрессивности.
Собака должна быть послушной, добронравной, умной, терпеливой и выносливой. Она должна обладать хорошей восприимчивостью и памятью, умением сконцентрироваться на выполняемой задаче. И еще много разных «должна» требует от нее эта служба.
Задача собаки-проводника — размеренно, ровно вести незрячего хозяина, чтобы тот мог идти спокойно и уверенно, она должна держаться рядом. Но самое главное — научить его обращать внимание на препятствия, которые для самой собаки просто не существуют. В этой школе собак учат понимать характер движения слепых инвалидов и одновременно формируют новые собачьи повадки: не бояться лифта и толпы, уметь плавно., не дергая поводок, ходить по улицам и лестницам. Их учат ориентироваться во всех видах транспорта, общественных заведениях и обыкновенных квартирах. По словам директора школы А. М. Ермошина: «Обучение собак-поводырей — труд титанический».
Пять-шесть месяцев длится обучение собаки-проводника. Собака проходит общий и специальный курсы дрессировки. На территории школы оборудован учебный городок, где дрессируют собак по специальному курсу. Большая часть занятий проходит за пределами школы: в условиях города, сельской местности. За сравнительно небольшой срок собака должна освоить сложнейшую из существующих служб, чтобы потом стать незаменимым помощником инвалида по зрению.
Сегодня школа — это комплекс зданий и вспомогательных сооружений, где созданы все условия для успешной работы персонала. При школе имеется ветеринарная часть, где больным собакам оказывается лечебная помощь.
Просторные вольеры позволяют правильно размещать и содержать собак, что является важным условием сохранения их здоровья и работоспособности.
Но вот обучение позади, и наступает экзамен, его принимает специальная комиссия. Инструктор-методист в светонепроницаемых очках вместе с собакой сдает экзамен. Проверка идет в условиях, максимально приближенных к реальным. «Выпускники» этой школы запоминают достаточное количество маршрутов, по которым им придется водить незрячего. После проверки в жизни собаки-проводника наступает новый период, один из самых ответственных и сложных: передача новому хозяину.
Для передачи подготовленных собак будущих владельцев приглашают в школу на две недели. С разных концов страны приезжают в школу люди, лишенные зрения. Им и их сопровождающим оплачивается дорога в школу и обратно, а также двухнедельное пребывание во время передачи собаки. Обучение, питание и проживание приезжающих за собаками осуществляется за счет инвестиций из федерального бюджета. Для сопровождающего, если он инвалид по зрению, предоставляются льготы по питанию. За работающими в системе ВОС инвалидами I группы по зрению на период обучения сохраняется 50 % средней заработной платы по основному месту работы.
В школе к услугам слушателей просторные учебные кабинеты и классы, оснащенные наглядными пособиями и оборудованием, столовая, библиотека с читальным залом, светлые жилые комнаты, уютные холлы для отдыха.
Учебная программа предусматривает для них теоретические и практические занятия. Они слушают курс общей и специальной дрессировки собак, знакомятся с основными требованиями по уходу за ними, их содержанию и кормлению, приобретают навыки оказания первой помощи при заболевании и травмах собак, Отныне их неоценимым помощником и постоянным спутником, «глазами» должна стать собака.
Но не только собака привыкает к новому человеку, человек тоже должен привыкнуть к животному, а также заново учиться ходить, ездить на транспорте; ему необходимо научиться понимать знаки, подаваемые собакой, уметь ею управлять.
Подготовленная в школе собака передается бесплатно в личное пользование инвалиду по зрению. Он несет ответственность за своего четвероногого помощника, за его правильное содержание и использование. Вместе с собакой незрячему передается комплект снаряжения и паспорт.
Но связь со школой не обрывается. Собака находится на балансе школы. Она имеет номерное личное дело. Контроль за работой собак возложен на региональные общества слепых. Владельцы обученных собак не вправе продать их или просто передать в чужие руки. При необходимости они могут вернуть собаку назад, в школу.
Задуманная как эксперимент, школа оправдала надежды специалистов. За время своего существования подготовила тысячи надежных и верных проводников слепых. До 1995 года школа ежегодно готовила до 100–110 собак-проводников. Из-за ухудшения экономической ситуации в стране в 1998 году инструкторами-методистами школы было подготовлено лишь 19 собак. На территории школы был закрыт питомник и проведено сокращение сотрудников. В 1999 году финансовое положение школы улучшилось, и было подготовлено около 50 собак.
Добрые и заботливые люди в подмосковной Купавне продолжают профессионально и бескорыстно выполнять свою повседневную работу — дрессируют новых собак-проводников, чтобы облегчить жизнь многим другим незрячим. Авторитет российских дрессировщиков четвероногих проводников очень высок. В школу приезжают иностранцы с просьбой обучить для них собак-проводников.
Собаки-проводники достойны самой большой благодарности, зачастую принимая удар на себя, охраняя своего хозяина, во многом облегчая передвижения инвалида и обеспечивая его мобильность.


Благодарим Юлию Семёнову за предоставленный материал.

Как живется незрячим на Кубани

В Краснодарском крае сегодня живут около 15 тысяч незрячих и слабовидящих. Они, как и каждый человек, хотят работать, заниматься творчеством, любить, чувствовать себя нужными. И эта дата – призыв к обществу и к каждому из нас не игнорировать инвалидов по зрению.

Палочка-выручалочка

Научно доказано, что 90 процентов любой информации человек черпает через зрение. А представьте на минуту, что вы находитесь в абсолютно непроницаемом для света, незнакомом помещении. Какие при этом испытаете чувства? Страх, неуверенность и полную потерю ориентации? Наверняка! Потребуются время и сила воли, чтобы взять себя в руки и сделать первые осторожные шаги в темноте.

Между тем рядом с нами есть люди, которые каждый день преодолевают себя и учатся жить на ощупь. По данным Всемирной организации здравоохранения, сегодня в мире больше 40 миллионов незрячих и 130 миллионов тех, кто близок к потере этого важного органа чувств. Каждую секунду на нашей планете слепнет ребенок, а каждые пять секунд – взрослый человек. Есть невидящие с рождения, но чаще всего зрение полностью или частично теряют, пережив серьезную травму, аварию или продолжительную   болезнь. Таким людям в сотни раз тяжелее – привычные вещи уже неузнаваемы, собственный дом, улицы города или станицы становятся чужими. Приходится проходить сложнейшую реабилитацию и открывать окружающий мир заново.

На помощь инвалидам по зрению приходят тифлосредства: специальные приборы, помогающие ориентироваться на автобусных и трамвайных остановках, говорящие часы и ноутбуки.

– В последние годы обеспечение тифлосредствами   на Кубани стало лучше. Это правда, – рассказывает председатель Краснодарской краевой организации Всероссийского общества слепых Юрий Третьяк , – край выделяет для студентов речевые ноутбуки. Незрячие и слабовидящие получают говорящие часы и градусники, ножи-дозаторы, другие приборы, помогающие в быту. В Волоколамске проходят занятия, где таких людей учат правильно ориентироваться. Наша организация заботится о проживании инвалидов и посещении ими занятий, а из краевого бюджета выделяются деньги на проезд.

Но этого недостаточно. К примеру, универсальных приборов-навигаторов, с которыми инвалид может выходить в город и пользоваться общественным транспортом, сегодня всего 20. А только для краснодарских незрячих и слабовидящих таких устройств нужно не меньше 100. Поэтому белая трость и сегодня – главная палочка-выручалочка.

– Трость – это первое, чем мы учим пользоваться наших инвалидов. Кстати, они в основном импортные – китайские и тайские. Стоят в районе 400 рублей. Качество соответствующее: зацепилась за камень или машину – тут же погнулась. Есть американские трости-трансформеры. Удобно укорачиваются и удлиняются, со специальным шариком или сферой на конце. Не надо постукивать о землю, шар сам чувствует все неровности. Но стоимость с доставкой на порядок выше. Уже не 400, а 4 тысячи рублей. Конечно, мы закупаем то, что дешевле. Хотя все сейчас говорят об импортозамещении. Хорошо бы российским предприятиям перенять зарубежный опыт и выпускать качественные и более доступные по цене трости.

Человеческий фактор не перешибешь?

Тактильная плитка, звуковые светофоры и объявления остановок в троллейбусах и автобусах. Безбарьерная среда для слепых – это закон. Только не всегда он трактуется в пользу самого инвалида. За примерами далеко ходить не надо.

– Всю тактильную плитку, которую сейчас в Краснодаре кладут, с нами не согласовывают. Выложили улицу Кирова, а слепые там почти не ходят. Или на Северной появилась рельефная плитка. Там она нужна, – соглашается Юрий Третьяк, – но по краю бы пустили эту полоску, намного лучше было бы. Инвалиды и зрячие шли бы параллельно и друг другу не мешали. В федеральном законе 181-м о соцзащите инвалидов есть статья, в которой говорится – все, что делается для инвалидов, необходимо с их общественными организациями согласовывать. На деле же с нами не советуются. И получается нервотрепка, лишняя трата денег и рабочих сил. А потом приходится переделывать все, как на улице Седина. А во всем человеческий фактор виноват и желание побыстрее сделать все для галочки, только бы отстали!

Еще одна проблема – звуковые светофоры. Все пикают одинаково. Если я стою, к примеру, на перекрестке Красная – Пашковская, как я определю, на Красную надо переходить или на Пашковскую. Нужен разный тон. Тогда легче было бы ориентироваться. Есть у нас светофор Зиповская – Московская. Удобный – он объявляет, что это переход к трамваям, идущим в центр города. Все понятно. Но таких пока два в городе. В районах, Калининском, к примеру, вообще светофоров почти нет, не то что для слепых.

Не обошел критикой Юрий Третьяк и постолимпийский Сочи. Мы уже писали о переходах, где инвалиды не могут дождаться подъемника. Председатель краевого отделения ВОС тоже столкнулся с такими примерами. Но больше всего его поразило другое.

– На автобусных остановках мониторы стояли. Было видно, что транспорт идет. Но город потом сказал, надо платить за ГЛОНАСС, а денег нет, и поснимал. А на мониторы были завязаны комплексы для слепых. Мой навигатор, когда я подхожу к остановке, должен сказать, какой автобус и через сколько времени подъедет. Но мониторы поснимали и прибор молчит. Если вы сняли, то хотя бы на другую схему этот звуковой комплекс для слепых заведите!

Интересное наследие с сочинской Олимпиады досталось и Краснодару. 98 автобусов, которые передали в краевой центр, оказались абсолютно бесполезными для инвалидов по зрению.

– На Московской вот сажусь в автобус, он объявляет «Автобус 57 – Мацеста – Сочи». То есть автобусы закупили, а объявление остановок не перепрограммировали. Спрашивали почему – нам ответ дали: автобусы закупали по лизингу, чтобы перепрограммировать, нужно согласие банка. Написали письмо официальное, теперь ждем ответ. Есть 40 автобусов и троллейбусов на самых востребованных маршрутах, где отлично объявляют информацию для незрячих. Если бы еще эти 98 адаптировали, сколько инвалидов смогли бы выйти из дома и воспользоваться городским общественным транспортом!

Солнечные псы

Собака – друг человека. В случае с незрячим четвероногий питомец становится его глазами. Кроме того, в мире все большую популярность набирает канистерапия – в буквальном переводе с латыни и греческого – лечение собакой. Общение с животным помогает инвалиду снять напряжение и стресс, заново учит общаться. Сами люди с ограниченными возможностями здоровья таких собак окрестили «солнечными псами». Кстати, вопреки расхожему мнению, в России собак-поводырей обучают лучше, чем за рубежом.

– У нас есть школа в Подмосковье, где дрессируют собак-проводников, и потом государство выдает инвалиду бесплатно эту собаку, – объясняет Юрий Третьяк.

Незрячие кубанцы могут воспользоваться и услугами собак-поводырей. Для этого достаточно написать заявление. Правда, таких четвероногих помощников пока всего шесть. Да и желающих взять собаку немного, ведь ее надо кормить и правильно за ней ухаживать. А это под силу далеко не каждому инвалиду по зрению, да и обычная квартира для большой собаки не совсем подходит. Существует еще одно «но», которое снова, как и в случае с тактильной плиткой и автобусами, упирается в пресловутый человеческий фактор.

Народ у нас к таким собакам не привык. Случай в Геленджике был недавно. Там слепая массажистка работает и держит собаку-проводника. Подходит автобус, а водитель не пускает. Хотя специальный знак висит, что это собака-проводник. Она в наморднике. Такого водителя оштрафовать бы тысяч на десять за это. Он бы запомнил и другим рассказал. В администрацию курорта сообщили об этом случае. Они поохали, повздыхали, на этом все и закончилось. И гарантии, что в следующий раз слепого человека с собакой-проводником пустят в автобус или еще в какое-нибудь общественное место, нет.

Не закрывайте глаза на таланты

Сегодня среди незрячих есть люди, которые не только успешно адаптировались в современном обществе, но и стали известными во всем мире. Среди них певцы, музыканты, спортсмены. Например, слепой от рождения турецкий художник Эшреф Армаган изобрел собственную технику живописи. Его картины с успехом экспонируются на выставках в Чехии, Италии, Голландии и Китае. А незрячий американский альпинист Эрик Вейнмайер совершил восхождение на 7 вершин в разных частях света. В этом списке и покорение Эвереста. Кроме того, Эрик успешно занимается дайвингом, бегает на лыжах и преодолевает марафонские дистанции.

Есть и кубанцы, которых просто язык не поворачивается назвать инвалидами по зрению. Так, наши спортсмены успешно выступают на соревнованиях по разным видам спорта. А ейский пианист Олег Аккуратов и армавирская певица Нафсет Чениб прославились на весь мир, выступив на Церемонии закрытия Паралимпиады в Сочи. Кстати, певица – воспитанница единственной в России специализированной музыкальной школы для слепых и слабовидящих детей, которая находится в Армавире. Талантливые ребята этого учебного заведения регулярно поют и музицируют на концертах в Италии, Великобритании, России и других странах. Они выступали на одной сцене с Монсеррат Кабалье, Эвелин Глени, Юрием Темиркановым, Владимиром Спиваковым и Михаилом Плетневым.

– Среди незрячих часто можно встретить талантливых певцов и музыкантов. Не закрывайте на них глаза. Таким людям в разы сложнее пробиться на сцену, – призывает Юрий Третьяк, – мы стараемся со своей стороны помогать таким ребятам.

В крае уделяют много внимания культурным и спортивным мероприятиям для незрячих.

– Проводим фестивали творческие и спортивные, интеллектуальные игры, КВН. Мы людей благодаря этому вытаскиваем из дома, заставляем общаться. У нас 20 местных организаций, каждая охватывает не по одному району.

Глаза не видят, а руки делают

С трудоустройством инвалидов по зрению дело обстоит далеко не так радужно, как с песнями и плясками.

– Шансы найти работу на обычных предприятиях для таких людей практически равны нулю, – делится Юрий Третьяк, – центры занятости проводят ярмарки рабочих мест для инвалидов. А для слепых там нет ничего. А ведь существуют виды работы, где незрячий может трудиться. Например, в справочном бюро авиакомпаний, аэропортов сидят слепые, за компьютером могут тоже слепые, даже программистами работать.

На Кубани действуют предприятия Всероссийского общества слепых. Одно в Лабинске, другое в Краснодаре с филиалом в Ейске. Но это капля в море. Так, в Краснодаре на фабрике, которая выпускает прищепки, сетки для овощей, мочалки и щетки, работают 120 человек, а желающих в сотни раз больше. Принять всех не могут.

– Мы не можем, в первую очередь, трудоустраивать жителей отдаленных хуторов. Потому что не в состоянии предоставить им жилье. Раньше были общежития предприятий, теперь их нет. А снимать квартиру за 13 тысяч, получая зарплату в 9, инвалид, понятное дело, не потянет. Если бы государство решило вопрос социального найма жилья для инвалидов, было бы легче. Но пока такого закона нет. Кроме того, с 2001 года наши предприятия лишились льгот и теперь платят 30 процентов налогов наравне с любыми другими. А это для нас деньги немалые, которые мы могли бы потратить на организацию дополнительных рабочих мест.

Еще один острый вопрос – реализация товара. За рубежом, к примеру, есть наименования, которые имеют право выпускать только инвалиды, например одноразовая посуда. В России такого закона нет. А крупным торговым сетям, видимо, выгоднее закупать китайские или турецкие прищепки и щетки, чем принимать на реализацию продукцию, сделанную руками инвалидов. Но все же подвижки, пусть и небольшие, есть.

– Нам удалось поставить в районах терминалы, где продают бахилы, сделанные слепыми. Спасибо, нас поддержало краевое министерство здравоохранения. Реализация пошла. Благодаря этому мы немного увеличили зарплату нашим инвалидам.

Просто возьмите незрячего за руку

О проблемах незрячих с Юрием Третьяком мы говорили долго. За один раз всего не перескажешь и не напишешь. Прощаясь, я задала собеседнику вопрос – все-таки, с какой главной трудностью сегодня сталкиваются инвалиды по зрению?

– Люди зрячие не знают, как вести себя с нами. В автобус захожу, уступают место, кричат – садитесь. А куда? Я же не вижу. А надо-то всего взять мою руку и положить на спинку сидения, я пойму. Или видят инвалида на перекрестке – начинают сочувствовать – охать. Не надо нас жалеть. А если помочь хотите – спросите, нужна ли помощь, может, слепой сам прекрасно ориентируется в этой местности. Если нет, просто возьмите за руку и переведите его через дорогу. Для вас это мелочи, а для нас из таких моментов состоит вся жизнь.


ТОЛЬКО ФАКТЫ

– Белая трость, как символ незрячих людей, была придумана в 1921 году. Ее изобретателем стал фотограф из Англии Джеймс Биггс. После несчастного случая он потерял зрение и был вынужден учиться ходить по-новому. Чтобы обратить внимание на то, что он не видит, Джеймс Биггс покрасил свою трость в белый цвет. Впервые «День белой трости» отметили в 1964 году в США. В 1970 году он приобрел статус международного. Россия присоединилась к дате в 1987 году.

– В Краснодарской краевой организации ВОС работают 20 местных отделений. В организации состоят 9 тысяч человек, из них инвалидов первой группы – больше 3600 человек.

– Инвалиды по зрению  – люди особенные: 90 процентов информации человек получает с помощью глаз, у  слепых  этот канал информации закрыт.


– Комплексная система обучения  слепых появилась в XVIII веке благодаря французскому педагогу и гуманисту Валентину Гаюи. Благодаря ему появилась первая типография, где начали печатать специальные книги. По ним незрячих обучали до появления знаменитого точечного шрифта Брайля.

Концерт Охтинского центра эстетического воспитания

12 апреля 2015 года в Санкт-Петербурге в фойе Стравинского Мариинского (2) театра прошел концерт Охтинского центра эстетического воспитания. 

В программе были представлены номера, подготовленные особым, уникальным отделением Охтинского центра г. Санкт-Петербурга - музыкальными классами для слепых и слабовидящих детей. Хочется отметить невероятный талант ребят и мастерство их педагогов!


Благодарим Юлию Семёнову за предоставленный материал.

О жизни инвалидов по зрению

Телепередача Омского областного ТВ о жизни инвалидов по зрению. Главный герой передачи – Борис Мельников.

Незрячий победитель «Поры» упрекнул омичей в «адском» равнодушии к слепым

Со сцены молодой мужчина заявил, что только из-за ненормального поведения земляков ему пришлось покинуть родной город. Не обошлось без крепкого слова.
Фото: Стас Волков

Эмоциональной историей Александр Меньшиков отреагировал на вручение гран-при фестиваля «Пора» среди студентов. Главный приз достался жене Александра Меньшикова Маргарите Мельниковой за проект «Опиши мне». Незрячий мужчина же работает над ним как консультант.
«Люди в Омске очень социально пассивные, невнимательные. Опишу реальную ситуацию: идет слепой по улице. Слепому нужна помощь. Он обращается — ему машут, куда идти. Показывают слепому. К следующему обращается — молчат. Молчат-молчат-молчат. Один из прохожих все-таки берет его каким-то непонятным образом и может запросто на полпути его бросить. Слепой на остановке: все молчат, никто внимания не хочет обращать, как будто слепого нет. Он начинает спрашивать, какой номер. Я серьезно, без преувеличения. Десять автобусов можно пропустить. А один раз подошел к автобусу, кондуктор меня послал на ***. Из-за этого ада мне пришлось оставить родной город, и теперь Екатеринбург для меня — это рай. Иду по улице — помощь предлагают. На остановке у меня спрашивают, куда ехать. Перечисляют все автобусы, которые едут до моей остановки. Потом перечисляют без моей просьбы все автобусы, которые подходят, садят меня в автобус и говорят водителю: «Ты проследи за ним». Ребята, это должно быть везде», — рассказал он залу.

Правда, в Екатеринбурнге Александра Меньшикова пытались ограбить: на улице у него вырвали смартфон. Александр догнал обидчиков и вернул свой гаджет.

Напомним, оба Гран-при фестиваля и среди непрофессионалов, и среди профессионалов получили действующие проекты, созданные в помощь незрячим.


Благодарим Бориса Мельникова за предоставленный материал.

Первая социальная турбаза «Надеждинка»

Статья о 1-ой социальной турбазе «Надеждинка», о турслёте инвалидов по зрению, который прошёл на турбазе. Спасибо всем, кто помог, и хочет помочь.

И у незрячих должны быть крылья

Опубликовано 25.08.2015

На территории 1­й социальной турбазы «Надеждинка» прошёл межрегиональный туристический слёт инвалидов по зрению

Сначала немного о самой турбазе. «Надеждинка» организована без помощи государства, льготных кредитов и грантов двумя инвалидами по зрению, неугомонными общественниками, занимающими активную жизненную позицию – Борисом Мельниковым и Валерием Артемьевым. Находится турбаза недалеко от озер Щучье и Линёво, до ближайшей деревни 10 км по бездорожью. С помощью добровольных помощников-архитекторов были сделаны проекты, и на пустом месте построили три гостевых домика, баню и пробурили скважину пить­евой воды. И теперь принимают там, как написано в рекламке, «хороших людей, тех, кто любит и ценит природу, уважает себя и окружающих». Здесь можно половить рыбу, попариться в деревенской бане, искупаться в прозрачном целительном озере Щучье, прогуляться по лесу, осмотреть окрестности, почувствовать удивительную энергию «мест силы», покататься верхом, просто пособирать ягоды и грибы, спокойно приготовить шашлык.

В межрегиональном тур-слете инвалидов по зрению приняло участие 40 человек из нашей области, Москвы и Твери. В основном люди молодые, до 35 лет, некоторые приехали с родителями. Результат превзошел все ожидания. Участники провели вместе пять незабываемых дней.

Они испытали себя на занятиях по туристической подготовке, ходили в походы. Занятия проводил инструктор по туристской технике Юрий Рыжаков, который оказался таким же энтузиастом, как и организаторы слета, и отработал с незрячими людьми с полной отдачей за скромную денежную компенсацию. Борис Мельников взял на себя походы-экскурсии (знаний местной истории ему, кандидату исторических наук, не занимать) на реку Тару. Около 4 км по лесным тропам для участников слета – испытание
серьезное. Опыт и навыки Бориса Викторовича – сертифицированного тренера по туризму – позволили ему провести эти походы не только увлекательно, но и без нежелательных происшествий.

Купались, наслаждались кедровым воздухом и пением птиц, общались с добродушными лайками и лошадьми, живущими на турбазе. Каждый вечер собирались у костра. Песни под аккомпанемент гитар, привезенных с собой, незабываемое общение под звездным небом. Они доверили друг другу мечты, делились опытом: кто-то осуществил заветное желание и уже начал прыгать с парашютом; другой – создал крепкую семью; третий умело ведет домашнее хозяйство и управляется даже с бензопилой. Такие беседы окрылили тех, кто не уверен в себе.

– Есть чувство удовлетворенности, – говорит Борис Мельников, – что задумали – получилось. Конечно, хотелось бы и уроки верховой езды провести. Но денег на новую сбрую у нас нет, а со старой рисковать не стали. Средства на турслет собирали, бросив клич о помощи в интернете. Помогли люди, у которых свои проблемы – финансовые, физические – а те, у которых власть, к нашим проблемам глухи. Как-то год-два назад приехала к нам в «Надеждинку» госпожа Зайцева, заместитель главы местной администрации, и заявила: раз к вам люди едут – вы зарабатываете, значит, отстегивайте в казну с прибылей. Ей даже в голову не пришло, что мы работаем не ради доходов. Нужно рассчитываться за транспорт, газ, электричество, дрова для бани. И никакой прибыли турбаза не дает, на то она и социальная. Нам главное, чтоб люди с ограниченными возможностями не чувствовали себя лишними.

– В этом году, – грустно добавляет Борис Викторович, – мы не смогли провести фестиваль для инвалидов (не только по зрению) на озере Линёво, так как не удалось найти средств. Хорошо, что турслет удался.



Благодарим Бориса Мельникова за предоставленный материал.